Президент РАН: В России сокращается число ученых

По числу исследователей Россия опустилась в мире с четвертого места на шестое, сказал глава РАН Александр Сергеев на заседании в Совете Федерации, где обсуждались проблемы научных кадров. В то же время во всех ведущих странах ученых становится только больше. Но, может быть, нам сегодня больше и не нужно?

По словам главы РАН, в мире установлена связь между процентами ВВП, вложенными в науку, и числом ученых. У лидеров, при 2-3 процентах ВВП 100 ученых приходится на 10 тысяч человек работающего населения. То есть 2-3 процента ВВП в науку дает 1 процент ученых от общей численности работающих.

«Но тогда и мы вписываемся в эту закономерность, — сказал Сергеев. — На науку у нас идет около 1 процента ВВП, а число ученых около 0,5 процента работающих. Вывод? Сокращение числа ученых в России — это часть общей системной проблемы — недофинансирования науки».

Что касается качества наших научных кадров, то ситуация тоже тревожная. Число ученых с научными степенями за 10 лет сократилось на 10 тысяч. Кандидатов наук сегодня 75 тысяч, 25 тысяч докторов. Число защит снизилось с 21 тысячи в 2012 году до 9 тысяч в 2019. А число защит по итогам аспирантуры снизилось до 9 процентов.

Но сколько аспирантов нам вообще нужно? По словам Сергеева, с учетом складывающейся ситуации мы можем рассчитывать всего на 5 тысяч защит в год. То есть это вполне укладывается в нынешние 9 тысяч защит. «Если учесть, что ежегодно в вузы принимается на бюджетные места более 400 тысяч человек, нам надо обеспечить защиту всего 5 тысяч работ, но очень качественных», — сказал глава РАН.

К сожалению, наша наука не является драйвером для российской экономики, подчеркнул президент РАН. Более того, такая ситуация становится нормальной в общественном сознании. На вопрос, с чем вы связываете будущее страны, только 5 процентов респондентов назвали науку и технологии. «В массовом сознании развитие науки и технологий является следствием, а не причиной благополучия страны. Отсюда логика: сначала станем богатыми, а потом будем инвестировать науку и технологии, — сказал Сергеев. — Но станем ли мы богатыми при таком недофинансировании?»

Где же взять средства на науку? И куда их вкладывать? По мнению Сергеева, на серьезный рост государственных вложений вряд ли стоит рассчитывать, оно сегодня уже берет на себя около 70 процентов финансирования науки и технологий. Кстати, у лидеров картина обратная — доля государства 25-30 процентов.

«В нашей нынешней ситуации надежда на естественное развитие законов рынка, — считает Сергеев. — Успешные компании вынуждены искать новые технологии. Иначе им не выжить. И примеры такие есть. Причем они вкладываются не только в науку и технологии, но занимаются подготовкой высококвалифицированных кадров».

Президент привел конкретный пример — Росатом. Он стал заниматься не только ядерной индустрией, но и новыми направлениями — искусственным интеллектом, новыми материалами, квантовыми технологиями, экологиями. И для всех направлений готовит кадры. Росатом открывает в Сарове вместе МГУ Национальный центр физики и математики, где будут готовится специалисты каждый высшей квалификации.

Но как привлечь молодежь в науку? «Это непростая жизненная траектория, чтобы достичь здесь успеха, надо много и трудно учиться, — сказал Сергеев.- А рядом масса других траекторий, где намного проще и быстрей можно достичь высокого уровня благосостояния».

Надежда на ведущих ученых, которые должны мотивировать молодое поколение со школьной скамьи постигать тайны науки, помочь студентам найти себя. На это нацелен проект «Базовые школы РАН», который реализуется в 32 регионах. Профессора РАН читают там лекции, школьники приглашаются на работы в научные лаборатории.

 

Источник: Российская газета

Поделиться